Вакцинация от COVID-19

5 минут

В чем отличие существующих вакцин от коронавируса?

Мы понимаем, что все вакцины, которые есть в мире от коронавируса, должны преследовать одну цель: помочь выработаться защите в организме, в том числе и те антитела, которых мы все хотим и понимаем, что от них зависит наша защита. Все российские вакцины - а их сейчас зарегистрировано и есть в гражданском обществе 4 штуки - они имеют общие черты в том, что ни одна из них не содержит живого вируса. Например, «Спутник V» является векторной вакциной по своему строению. Т.е. лишь частичка белка, взятая из шипика коронавируса, фиксирована на платформе на векторе на другом вирусе. Например, КовиВак – это полностью убитый вирус. Например, ЭпиВак – полностью синтезированная вакцина. Ну, и «Спутник Лайт» представляет собой первый компонент «Спутника V».

В чем особенность действия «Спутника V»?

«Спутник V» - уникальная вакцина. На самом деле векторные вакцины начали изучать и предполагать их активное использование еще с конца 80-х годов. И если население не в курсе о каких-то вакцинах на векторной основе, то на самом деле уже была создана вакцина против Эболы на векторной основе, вакцина против Ближневосточной лихорадки – тоже на векторной основе. Мы фиксируем на оболочке другого вируса именно тот самый чужеродный агент – частичку белка от шипика коронавируса на платформе от другого вируса. Для чего это делается? Для того, чтобы при проникновении организм сразу же воспринял чужеродный агент еще только на входе и начал вырабатывать против него защиту. 

Почему не следует «гоняться» за «Спутником Лайт»?

«Спутник Лайт»  - мы не можем даже сказать, что это какая-то отдельная вакцина. По сути это первый компонент от «Спутника V». Это очень эффективная вакцина. Здесь, наверное, можно сказать, психология человека срабатывает, т.е. 1 компонент, 1 инъекция – это очень удобно, и ты уже получаешь полноценный иммунитет. И я всегда объясняю, что второй компонент «Спутника V» помогает не просто усилить, а в некоторых случаях он даже помогает практически большую часть иммунитета создать, потому что отличается первый компонент от второго именно вектором – вот этим носителем, вот этой оболочкой. Берется другой серотип аденовируса. И может сложиться такая ситуация, что при попадании первого вот этого серотипа, первого компонента организм человека настолько хорошо знает аденовирус, а мы, в принципе, очень хорошо его знаем, это сезонная обычная вирусная инфекция, которую мы с вами наверняка много раз переносили. И поэтому, когда первый компонент попадает, организм распознает только даже вот эту оболочку аденовирус и выбрасывает его – не нарабатывается иммунитет. Для этого есть второй компонент – там другой тип аденовируса, на которую уже точно сработает иммунитет.

Почему ревакцинация требуется каждые полгода?

Вообще, у нас очень такая тайная и заветная мечта, что ревакцинация будет в последствии требоваться в гораздо большие периоды. И скорее всего так и будет. Например, с гриппом мы уже привыкли. Мы с 96-го года прививаемся ежегодно от гриппа, мы понимаем, что грипп тоже мутирует, но каждый раз мы заранее узнаем те штаммы, которые к нам придут в полушарие, и наш Роспотребнадзор готовит эту вакцину на близлежащий год. И этого иммунитета хватает примерно на год. Так вот мы очень хотим, чтобы это было с новой коронавирусной инфекцией когда-то, но сейчас ситуация по заболеваемости очень серьезная, и поэтому нужно, чтобы иммунитет одномоментно у большого количества населения – как минимум, у 80% - был очень напряженный. Поэтому мы просим поддерживать его каждые 6 месяцев.  Потом мы перейдем на более щадящий режим.

Привиться «Спутником V», а ревакцинироваться другим препаратом. Эффективен ли такой подход?

Такое возможно. Такое не возбраняется. Почему бы и нет? Но, на самом деле, «Спутник V» самая эффективная вакцина, самая изученная вакцина, поэтому как хотите, так и прививайтесь, только прививайтесь.

Почему вакцинированные люди тоже болеют?

Очень животрепещущий вопрос. К сожалению, люди болеют помимо коронавируса еще и другими инфекциями. И такие группы риска мы должны защитить в первую очередь. Мы просим прививаться лиц с хроническими, инфекционными заболеваниями: это сахарный диабет, болезнь системы кровообращения, онкологические пациенты. Т.е. их надо защитить в первую очередь. У них уже заболевание, которое вносит коррективы в обычную жизнь, и поэтому если даже провакцинированный пациент заболевает, у него все равно высокие риски. Да, течение отличается, более легко переносят, но мы понимаем, что, к сожалению, в мире нет ни одной вакцины ни от одной другой инфекции, которая бы 100% давала защиту, к сожалению. И так очень высокая – выше 90%, сначала называлось 94% по эффективности «Спутника V», теперь это 97%. Т.е. из 100 человек у 97 наработается иммунитет. Но все зависит даже не только от наличия этого иммунитета, а от того, как у вас эти антитела наработались.  Ну, вдруг вы нервничали в этот момент, и выделяемые у вас гормоны: адреналин, кортизол повлияли на выделение этих образований антител. А потом все еще зависит от того, насколько вы контактировали с заразным человеком, вы могли просто мимо пройти, а могли ехать в одном лифте или в одном автомобиле, очень близко общаться. Здесь, конечно, гораздо больше высока вероятность заболеть. Т.е. все зависит от индивидуальных причин, все зависит от того, какая была доза инфицирования. Поэтому 100% никто не может гарантировать, что ты никогда не заболеешь. Так не бывает в этой жизни. Поэтому да, у нас есть случаи заболевания среди вакцинированных. Но у нас есть прекрасная возможность сравнить, например, заболеваемость среди невакцинированных и заболеваемость среди вакцинированных. Смертность среди невакцинированных и смертность среди вакцинированных, и она в сотни раз меньше. Поэтому это доказывает эффективность вакцины.

Какой процент привитых людей обеспечит надежный коллективный иммунитет?

80. Очень хочется, чтобы 80% нашего населения провакцинировалось. Вообще эта цифра должна учитываться везде, в коллективах, например. Если больше 80% сотрудников привито, значит вот эта передача вируса будет блокироваться вообще, скажем так, на каждом первом. И это вот очень важно. И поэтому в семье работают такие же законы. Это законы эпидемиологии.



Иван Наконечный