Активисты узнали, куда исчезло зловоние с выезда из города

2 минуты


Расположение этого объекта знают все, кто хоть раз заезжал в Челябинск со стороны Екатеринбурга. Много лет стекла машин приходилось закрывать наглухо. Сегодня пахнуть стало гораздо меньше. Куда исчезло зловоние, решили узнать активисты движения "АнтиСмог".

"Дорогие друзья, мы находимся с вами возле аналитических залов номер два и номер три. Честно сказать, я вообще не знаю, что за залы. Здравствуйте!
- Здесь мы проводим измерение металлов, нефтепродуктов, жиров".

Куда исчезают запахи, сегодня выясняет Евгений Маленкин, замруководителя общественной организации АнтиСМОГ. Начальник лаборатории Татьяна Жукова сразу оглушает его кратким курсом физики и химии. Про алюминий, хром, ртуть, мышьяк и поверхностно-активные вещества. С помощью микроволнового разложения здесь проводится пробоподготовка. Потом материалы отправляются на атомно-асорбционный спектрометр. Контролируют три точки: сам сброс в Миасс, места выше и ниже него. Сточные воды оказываются даже чище естественной речной воды.

Татьяна ЖУКОВА, начальник лаборатории: "Пить... В любом случае, микробиология там все равно присутствует. Поэтому... Но вода намного чище, чем до того как".

Все хозяйственно-бытовые и частично промышленные стоки здесь проходят две ступени очистки: механическую и биологическую.


"Вот эта вот вода, поступающая на очистные сооружения. Это после первичной очистки, то есть механической. А это уже после вторичной очистки, то есть вот это уже то, что на выход идет".

Галина КИСЕЛЕВА, главный технолог структурного подразделения ОСК: "Автоматическая многоступенчатая решетка. Мусор задерживается на ступеньки, решетка включается автоматически. И постепенно поднимает мусор".

После пресса его собирают в контейнер и вывозят отдельно на свалку. Смешивать сырой осадок с мусором нельзя: это нарушит процесс стабилизации. А этот бассейн называется блок номер три. Проектная мощность - 160 тысяч кубов в сутки. По факту стоков меньше процентов на 40: горожане воду экономят. Бурление воды - это аэрация. На пятиметровой глубине находятся трубы.

Сергей АНИСИНКИН, руководитель структурного подразделения ОСК: "Воздух подается туда. Он поднимается, создает барботаж. И когда поднимается, он еще и растворяется, превращаясь в кислород, отделяя кислород. Этим дышат вот эти бактерии".

Бактерии называются коловратки. Они очищают стоки днем и ночью, помогают убрать осадок из воды. А это - коллекторы. Раньше они были открытыми, год назад их закрыли. Рядом установили газоочистку. Запаха стало гораздо меньше. Кроме коллекторов благоухали иловые поля. Но и сюда пришел прогресс.

Евгений МАЛЕНКИН, заместитель руководителя общественной организации АнтиСМОГ: "Реально ходит трактор с жидкостью. И при выгрузке орошает эти поля таким парфюмом!"

Полностью избавиться от запаха на очистных сооружениях планируют к 2023-му- 24-му году. Здесь появится цех механического обезвоживания сырого осадка. Того самого, что сегодня сливают на 36 гектаров иловых полей. После модернизации вывозить осадок будут сразу на полигон.

Александра Мыльникова, URAL1.